Оксана Кузитенко "Наша "фазанка".

   Профессиональный лицей № 7 имеет богатую историю учебного заведения обучающего уже несколько поколений молодежи  железнодорожным профессиям.  Среди молодежи и горожан его просто называют  «фазанка» и  это не случайно.  Название  идет с далекого 1921 года,  когда учебное заведение именуемой «фазанкой» называлось Нижнеудинская школа Фабрично заводского ученичества (ФЗУ).  Школа ФЗУ станции  Нижнеудинск готовила кадры только для локомотивных депо Восточно - Сибирской железной дороги. В школе обучались юноши и девушки в возрасте 14 лет по специальностям: бригадир по ремонту  железнодорожного пути,  поездные кочегары, старшие кондуктора, стрелочники, слесари паровозники, дежурные по станции.  В 1937 году организованные  курсы  при школе ФЗУ позволили многим девушкам получить не совсем женскую специальность помощника машиниста с годичным сроком обучения.  С  октября 1940 года – Нижнеудинская школа ФЗУ прекратила свое существование в связи с реорганизацией  в Железнодорожное училище трудовых резервов № 2 (ЖУ-2) с двухгодичным сроком обучения. Директорами училища в период  с 1939 по 1943 гг. были   Кузин, Рябцев Георгий Поликарпович и  Черкасов Павел Максимович.

    Предвоенная обстановка  в стране и годы ВОВ   требовало от директоров и преподавательского состава училища порядка, строгой  дисциплины среди учащихся. Жизнь училища регламентировалась Указом ПВС СССР, наркома  Юстиции СССР, прокурора Союза  ССР и начальника Главного Управления Трудовых Резервов «Об ответственности учащихся правил внутреннего распорядка». В училище имелся руководящий состав, мастера, младший обслуживающий персонал, в городе Тайшете  с 1942 года  располагался филиал, в который периодически выезжали директора  для проверки. «Выбываю для проверки работы филиала в г. Тайшет. За себя оставляю завуча Черкасова. Директор Рябцев» (Приказ № 6 по Железнодорожному училищу № 2 от 8 января 1942 года).

   В жизни училища было много  интересного, имелись свои традиции, порядки, которые имеют продолжение  и в современной  жизни Профессионального лицея № 7.  Мне довелось некоторое время работать  в Профессиональном лицее № 7, заведующей библиотекой. По роду своей деятельности ко мне в руки попали архивные документы музея ПЛ-7: Книга приказов по школе ФЗУ г. Н-Удинска за 1939 год, Книга приказов директора ЖУ-2 ст. Н-Удинск 1941 год,  Книга приказов по жел.дор.училищу № 2 ст. Н-Удинск за 6 /I -1942-4/IX-43гг, изучив которые я предлагаю читателю вернуться в те годы  окунуться в жизнь училища узнать,  чем жили ученики,  что было для ребят-подростков  ценно, чему радовались,  и к чему стремилось поколение военных лет.

  Жизнь училища  перед войной  Сейчас трудно представить, как выглядело училище в 30-40 годы, скорей всего это были  каменные и  деревянные двух и одноэтажные   здания.   Во дворе ФЗУ располагались  учебные корпуса, три общежития, столовая, клуб, прачечная, мастерские, кочегарка, вещевые кладовые имелось свое  подсобное хозяйство.   Отопление в школе было печное, отапливались дровами, отопительный сезон заканчивался  в мае.  В обязанности старшего коменданта общежития входило выполнение   физической  работы по   подготовке и разделке дров, текущего ремонта печей и   подвоза  воды. Поддержка учеников в течение дня,  в перерывах между обедами  в столовой,  горячим кипятком  было одним из важных составляющих в здоровом питании  учащихся. Для ребят постоянно кипятили воду в самоваре, который находился в кочегарке.  За кипячение воды несли полную ответственность кочегары парового отопления. Контроль  кипячения воды постоянно осуществлялся, со стороны руководящего состава, «если имелись случаи не докипячения воды в самоваре, дежурные кочегары привлекались к ответственности» (Приказ № 38 от 5 марта 1938 года).  

    В училище имелась лошадь, при помощи  которой пахали землю на подсобном хозяйстве, подвозили воду. За лошадью закреплены были  две женщины Фролова Евдокия Даниловна  принята на должность рабочего на лошади с окладом 200 рублей в месяц и конюх М.П. Манина.  В хозяйстве училища имелся кузнец,  молотобоец, чернорабочий во двор училища,  уполномоченный по выдаче продовольственных карточек.  Обязанности уполномоченного возлагались  на заведующую конторой училища Е.В. Журавлеву, она занималась   ведением дел по переписке, регистрацией входящей и исходящей почты, поступлением всевозможных заявлений, рапортов объяснений на имя директора. В настоящее время это можно сравнить с канцелярией и  работой секретаря.

        Для преподавателей проводилась командирская учеба инструкторов школы ФЗУ, которая давала возможность  повышать свои знания. Среди преподавательского состава для обеспечения порядка назначалось дежурство по школе и общежитию, в дневные смены  с 8 часов утра до 8 часов вечера, в ночные с 8 вечера до 8 часов утра.

        В 1937 году в связи  с появлением в городе  Нижнеудинске эпидемии заболевания  сыпного  тифа по всему городу были  проведены противоэпидемиологические меры.  С  3 марта на общежитие корпусов № 1 и № 2 школы ФЗУ  был наложен  карантин. «Всем живущим в общежитии учащимся и курсантам выезд домой на выходные дни категорически запрещался. Через каждую пятидневку все учащиеся,  в том числе проживающие на частных квартирах в общие выходные дни 6,12,18,24,30 с 7 часов вечера до 11 часов ночи, проходили обязательную  дезобработку в железнодорожной бане.  Лица, уклонившиеся от дезобработки и самовольно  выехавшие  домой выселялись  из общежития и не допускались до классных занятий. Пропуск в баню проводился в организационном порядке в точно указанное время» (Приказ № 39 от 5 марта 1938 года). Нужно заметить, что 11 часов вечера в школе ФЗУ  считалось уже ночным временем, тогда как для нас привычным  период ночного времени считается  с  12 часов ночи. Ограничение вечернего  времени в ФЗУ связано с режимом  и строгой дисциплиной  учащихся. 

        Учащиеся обеспечивались единой для всех формой, в зимний период выдавались  шинели, подшинельники, шапки, полупальто, на лето форма сдавалась в кладовую училища. Воспитанникам детских домов и бывшим беспризорникам, «На основании распоряжения НК 18 числа выплачивалась  дотация  в размере 60 рублей на улучшение питания» (Приказ №  101 от 27 июня 1938 года). С октября 1938 года зачислялись  новые ученики в группы слесарей-паровозников с получением  зарплаты по первому разряду 56 рублей 40 копеек в месяц.

       По всей школе в осенне-зимний период ограничивалось потребление электроэнергии. «В соответствии  с приказом НКПС за № 551  «О снижении расходов электроэнергии на осветительные нужды в осенне-зимний период 1938-1939гг», начальником ФЗУ Кузиным было приказано в дневное время  в школе и в общежитии  электроэнергию выключать.   «В   вечернее и в ночное время электроэнергию включать  во всех кабинетах за исключением цехов, в которых в ночное время должно  оставаться по одной лампочке. В общежитии на ночное освещение переходить с 11 часов вечера, во всех комнатах свет должен выключаться,    за исключением коридорного освещения и кухни» (Приказ № 152 от 3 декабря 1938 года).

    В школе ФЗУ  регулярно проводились социалистические соревнования среди групп и учеников стремившихся к повышению высоких показателей в учебе.    «Подведя итоги, соцсоревнования по школе ФЗУ за ноябрь 1939 года согласно имеющим показателям  первое место в соревновании заняла группа № 37,  учитывая,  что группа № 37 имеет высокое качество учебы – 25% отличных оценок, а всего хороших и отличных оценок 60,2% нет ни одного случая опоздания и нарушения трудовой дисциплины. Группе № 37 присуждается переходящее Красное Знамя и 500 рублей. Полученную премию распределить среди отличившихся учащихся»  Переходящие Красные знамёна являлись одной из форм поощрения победителей социалистических соревнований. «За отличное ведение тетрадей ученикам Ларину группа № 41 и Конопко группа № 40 выдать подарки в виде общих тетрадей по 5 штук каждому. Объявить по школе, как хорошо ведущих тетради учеников: Дощика, Дмитриева, Зайкова, Максимова, Кожевникова, Хромова, Трескова. Зам начальника  ФЗУ Рябцев» (Приказ № 188 от 7 декабря 1939 года).

   Накануне больших праздников и  юбилейных дат по ФЗУ  подводили итоги успеваемости учеников, их участия в общественной жизни школы.  Учеников премировали денежными премиями, которые  выдавались в виде  различной верхней одежды, обуви. «В  день 20–й годовщины Рабоче-Крестьянской Красной Армии и 18 летней годовщины школы ФЗУ станции  Нижнеудинск  за лучшие  показатели учебы «треугольник школы»  премирует следующих учеников: Силинского группа № 27- перевести досрочно в 3-й разряд с 1 февраля 1938 года, Карповича -  премировать костюмом черным в полоску, Березовского-брюками полусуконными, Лидецкого – ботинками, Демянчука - новой рубашкой и брюками, Майстренок - денежной премией. Директор Кузин»  (Приказ № 26 от 22 февраля 1937 года).  В так называемый  «треугольник школы» входили директор, заместитель директора и завуч. «Треугольник» премировал  не только лучших учеников, но и добросовестных  работников школы, в дополнение к объявленным благодарностям им выделялись премии как денежные, так и вещевые. «В день празднования 21 годовщины РККА и 18-й годовщины существования школы ФЗУ за отличную учебу и хорошую работу премировать следующих товарищей из 35 группы Зайцева – премировать рубашкой и брюками, Иванова – путевкой в дом отдыха, Колодкина – деньгами в сумме 50 рублей. За добросовестное и хорошее отношение к своим обязанностям кочегару Кузьмину  объявить благодарность и премию костюмом, Кузнецову – токарю объявить благодарность, Суходольскому инструктору объявить благодарность  и выдать премию 250 рублей,  Лучкину, Черкасову и Грушину объявить благодарность. Директор Кузин. (Приказ № 31 от 25 февраля 1939 года).

    Отмечались также лучшие ученицы ФЗУ, активно принимающие участие в общественной жизни школы. Премии были не совсем обычные по нашим временам, в виде отрезов ткани.  «В  международный женский коммунистический день 8 марта  за лучшую работу и активное участие в кружке самодеятельности премировать  следующих товарищей: Жилинскую О.И. – шелком 3 метра, Ганину Т.В. – мятым плюшем 4 метра, Лотыреву Е – тканью голубой 4 ½ м, Степанкину – сатином 3,5 м, Суходольскую – красным шелком 2 м, Рожкову – сатином 5 м,  Печальнову – мятым плюшем 4 м, Федорову – сатином 5 м,  Дядькину – красным шелком 2 м, Грошину – мятым плюшем 4 м,  Ивашева гармониста – диагональю трико – 2,5 м.»    (Приказ № 44 от 8 марта 1938 года). Из отрезов ткани девушки шили себе платья, юбки, блузки, потому что купить готовые вещи в магазинах было трудно  и не каждой семье по карману.

    «За хорошее руководство группой помощников машинистов женщин и за отличную учебу, как по теории, так и по практике премировать старшину группы отличницу З. Шарову – деньгами в сумме 100 рублей; За отличную и хорошую учебу, а также за овладение производственными  навыками  премировать курсанток помощников машинистов женской группы: Коренкевич Т – 75 рублями, Смирнову – 50 рублями, Чернову А -50 рублями. Объявить благодарность с занесением в трудовую книжку». (Приказ № 34 от 7 марта 1939 года).  За успешное окончание учебного года и за хорошую организацию консультаций преподавателям,  мастерам и  инструкторам  объявлялись благодарности с занесением в личное дело.

    Руководством школы ФЗУ премировались денежными премиями ученики, отличившиеся в образцовом содержании комнат в общежитии.  « За отличное содержание в общежитии комнаты № 1 премировать учеников: Денисова, Крайнего, Медвежонкова, Пыжова, Демянчука, Ковалева,  учащихся комнаты № 20:   Соловьева, Семенова, Литвинова, Аверьянова, Курочкина, Гордова.  Премировать  по 120 рублей за   каждую комнату в отдельности» (Приказ № 73 от 3 мая 1938 года). «За образцовое содержание комнат учеников живущих  в общежитии в комнате № 14 и № 18,  выявленных  в период социалистических соревнований за лучшую комнату по чистоте,   премировать деньгами по 25 рублей нижеследующих товарищей: Штанько, Чемоданова, Паращенко, Боброва, Баращука, Шелькова, Турунова, Дорошенко, Марченко, Шкилева, Тилецкого» (приказ № 22 от 14 февраля 1940 года).

     Забота и участие  со стороны советского государства, Областного управления Трудовых резервов и руководства училища об учениках  школы ФЗУ чувствовалась во всем,  в предоставлении бесплатного общежития,   обеспечении форменного обмундирования,  выплате дотаций и премий  для учеников. Ученики в свою очередь старались хорошо учиться, соблюдать правила поведения и стремиться к лучшим показателям.  Тревожные слухи о предвоенной обстановке  в стране, уже давно дошли до глубинок  все жили в  надежде что войны не будет.   Училище также  продолжало жить размеренной жизнью,  выполнять текущие дела, планировать дальнейшие действия на улучшение жизни и учебы своих подопечных.

       Училище  в годы войны  Очередным плановым мероприятием в ЖУ-2 состоялось обучение учащихся   военному делу. Так случилось,  что занятия по военному обучению совпали с днем начала Великой Отечественной войны. Никто не ожидал, что война начнется именно 22 июня 1941 года.  Известие о начале войны, не повлияло на проведение занятий, а наоборот прошло в плановом режиме. «На основании распоряжения Областного Управления Трудовых Резервов за № 5-6-12 от 12 июня 1941 года, было назначено военно-тактическое занятие училища с обязательным участием всех мастеров и преподавателей. Цель военно-тактического занятия проверить знания и военную подготовку учащихся. Для  лучшего проведения военно-тактического занятия назначено создать 1 батальон в нем 2 роты   в каждом по 2 взвода. Сбор 22 июня 1941 года в 8.30 в помещении училища. Командирам взводов совместно с командиром батальона выставить оценки по военной подготовке всем бойцам своих взводов, которые будут служить основанием для выставления годовой оценки по военно-физкультурной подготовке» (Приказ № 68 от 20 июня 1941 года).

С первых дней начала войны в Нижнеудинске началась большая мобилизация, для отправки на фронт. Волнения и страх за своих близких не покидали не одну семью. Никто не знал, сколько продлиться война, какими  потерями и последствиями она  обернется.   

Жизнь училища с началом войны в корне  изменилась, ужесточились правила поведения  для учащихся, пресекались любые  даже незначительные нарушения,  строгая  дисциплина  диктовалась  законами   военного времени.

Уже в августе 1941 года было принято десять  групп учащихся. Военруком Рофальским среди учеников проводились   занятия по подготовке населения к противохимической  обороне в не учебное время  по  два  часа в день. По окончании  занятий учащиеся сдавали зачеты. В целях обеспечения безопасности от возможных диверсионных актов в  дни празднования 24-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции с 6 по  8 ноября 1941 года учащиеся групп были переведены на казарменное положение.  Они обязаны были находиться на участках училища, следить за порядком и строго соблюдать  все правила инструкции, указанные пожарной командой.  Отлучки с казарменного положения допускались только с разрешения директора училища или начальника пожарной команды.

     В виду сложившейся военной угрозы все службы  Нижнеудинска были поставлены в режим боевой готовности. «На основании Приказа начальника ГУПВО города Нижнеудинска с 8 часов утра 9 июня до 8 часов 11 июня 1942 года объявлено угрожаемое положение» в связи с этим директор  Рябцев приказал  коменданту общежития: немедленно проверить неисправность противопожарного имущества  (ведра, бочки, багры, лопаты, ломы, ящики с песком). Выделить пожарные посты на случай воздушной тревоги, в  ночное время выключать свет в общежитии, зажигать только в коридоре, занавешивать окна. В мастерских проверить неисправность пожарного оборудования, у дежурных по мастерской свет заменить синими лампочками, привести в полную готовность все пожарное имущество. По сигналу «Воздушная тревога» все выделенные посты, должны быть готовыми к действию. Начальникам караула установить дежурство у телефона и строго следить за сообщениями МПВО (местной противоздушной обороны) и немедленно принимать соответствующие меры, установить дежурных ПВО» (Приказ № 115 от 9 июня 1942 года).

В  целях боевой готовности к противовоздушной обороне, к  сентябрю 1942 года в училище подготавливались  группы самозащиты,  звено воздушного наблюдения, оповещения и связи,  химическое звено, санитарное звено, пожарное звено и группа подразделения охраны порядка. Все обучения с группами проводились во внеурочное время под руководством командира звена- мастера. Учащиеся должны были точно знать свой пост и по сигналу воздушной тревоги немедленно являться   во главе с командиром к директору.

    Близкое расположение железнодорожных путей с училищем влекло за собой целый ряд нарушений  со стороны учащихся. Неоднократные  предупреждения о запрещении одиночных переходов через железнодорожные пути в районе станции не соблюдались, имелись несчастные случаи. Учащиеся продолжали переходить через пути в неуказанных местах,  ходили  по перрону станции, что являлось грубейшим нарушением соответствующих приказов НКПС. Ответственность за выполнение этих приказов возрастала в связи с военным периодом времени. Выписка из Приказа № 46 от 13 марта 1942 года.  «Наряду  с ответственностью нарушений самих (детей, учащихся) большую ответственность несут  родители, и дети которые являются  нарушителями. Некоторые учащиеся делали попытки сопротивления и грубости при задержании их на путях, что может привлечь   к применению оружия со стороны постового стрелка. В целях недопущения нарушения приказов Наркома Л.М. Качановича, а также изжития  праздного шатания по путям и неорганизованного перехода через пути  было приказано переход через пути  из паровозного депо производить только полным составом группы во главе с мастером».  

    В училище не допускались дисциплинарные нарушения в отношении учащихся  из других групп.  «За последнее время наблюдаются случаи,  со стороны отдельных учащихся,  грубые нарушения революционной дисциплины в такой ответственный момент Отечественной войны советского народа против фашистской Германии. Весь Советский народ огромным подъемом роста производительности труда, невиданными трудовыми подвигами отвечает на призыв вождя, товарища Сталина, укрепляет мощь героической Красной Армии, показывает образцы дисциплины и организованности работая на своих предприятиях и заводах.

    Среди наших учащихся имеются люди, которые своими действиями стараются внести дезорганизацию, занимаются травлей лучших учащихся, делают брак в работе, занимаются саботажем. Ученики группы № 1 Д… и В… организовали травлю и дискредитацию старших своей группы,  отличника учебы,  нанося ему оскорбления, неподчинения и угрозы.

    Ученик группы №  8 Я… нарушая дисциплину в цеху, не выполняет приказаний мастера.  Как факт грубой недисциплинированности он  является с опозданием на завтрак, отказ от завтрака  мотивировал тем, что ему в столовой вместо   хлеба   были даны булочки.

    Ученик группы № 5 Б… систематически допускает самовольные отлучки из общежития в ночное время. Несмотря на неоднократное предупреждения и взыскания продолжает ночью шляться по неизвестным местам, заявляясь в общежитие в 1-2 час ночи,  на производстве он  зарекомендовал себя как лодырь и разгильдяй, которому не место в рядах учащихся нашего училища.

   Вот букет  дезорганизаторов, которые  до сих пор не желают поднять революционную дисциплину, а являются разгласителями ее, своим поведением  и плохой работой отнюдь не помогают нашей доблестной Красной Армии». (Приказ № 82 от 16 июля 1941 года).

   За организацию травли и склоки в группе, за нарушение дисциплины в учебных мастерских и за отказ в завтраках, за неоднократные хулиганские действия, за распущенность и систематические самовольные уходы из общежития в ночное время  всем нарушителям объявлялся   строгий выговор с предупреждением. И это еще считалось мягким наказанием, были и такие случаи  когда объявлялся строгий выговор с предупреждением  об исключении из  училища  и отдачей  под суд. Особенно это касалось прогульщиков.  Учащиеся,  не посещающие  занятия, систематически имеющие  неуспеваемость,  исключались из школы как дезертиры, материал передавали прокурору для привлечения к судебной ответственности. В отношении родителей дезертиров возбуждалось уголовное преследование  за укрывательство и непринятие мер к возвращению своих детей в училище. Выписка из  Приказа  № 135 от 8 октября 1941 года показывает строгость военного времени: «Учащиеся группы № 3 Ш… и Р…  позорно сбежали из училища в ответственные дни Великой Отечественной войны Советского народа  с дикой бандой гитлеровских фашистов. Подобный поступок дезертиров  Ш… и Р… рассматривается как предательство как злостное нарушение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28.12.1940 г.».

    Среди учащихся замечались случаи порчи металлических денег советской чеканки на изготовление колец. «Этим занимаются отдельные ученики. Учитывая, что в период Отечественной войны ценность цветных металлов  особо велика, а также порча денег подрывает прочность Советского рубля. Приказываю: немедленно прекратить изготовление колец из цветных металлов, а тем более из металлических денег. Всем воспитателям и мастерам разъяснить учащимся о значении преступления перед государством, когда люди портят советские деньги.  Всем мастерам и воспитателям немедленно изымать кольца у  учащихся при их обнаружении, а при обнаружении порчи денег сообщать фамилии учеников для привлечения к уголовной ответственности. Директор Черкасов». (Приказ  № 45 от 6 апреля 1943г.).

    Не думаю, что изготовление колец из металлических денег учащимися   преследовали идею  осквернения советского  рубля с целью   продажи  колец.  Вернее всего  это просто был по тем временам  элемент ученической моды.  Учащиеся училища в годы войны не были избалованы одеждой, носили то, что им выдавали,  а за годы войны и эта одежда изнашивалась.  Просто мальчишкам хотелось отличиться от своих сверстников, казаться более взрослыми. Об ответственности, повлекшей за изготовление таких колец они, конечно же, не думали. Такие кольца, чем-то напоминают современные «печатки», которые тоже являются модным элементом имиджа современного студента.

    Мой отец Маньков Леонид Константинович учился в ЖУ – 2 с 1947 -1949гг. В те годы он со своими друзьями тоже занимался изготовлением  колец из монет. Как он вспоминает: «Для колец мы выбирали желтые монеты, потому что они были крупные. В центре пробивали отверстие, одевали на нехитрый слесарный инструмент «бородок» и начинали постукивать  молоточком. Постепенно монетка расширялась и приобретала форму кольца. В училище мы кольца не носили, боялись наказаний. За этим очень строго следили, да и сами кольца мы делали только дома. В училище мы занимались изготовлением различных деталей….» (записано 20.04.2012г. 18.00 часов).

    В годы войны в  целях соблюдения правил внутреннего распорядка, сохранности принадлежащего училищу имущества, предупреждения проникновения в училище посторонних лиц и укрепления дисциплины среди учащихся с января  1942 года  была введена Караульная служба. «Ввести 16 января 1942 года  в училище круглосуточную караульную службу из  4-х сменных постов в соответствии с Уставами караульной и внутренней службы РККА, и  патрульной службы по городу. Под наблюдение охраны караулом выделить  4 поста: пост № 1 – вход в мастерские; пост № 2 – вход в здание ЖУ; пост № 3 и 4 в общежитие учащихся и в вещевые кладовки. Особые обязанности часовых и что входит в охрану выше перечисленных постов, описано табеле и инструкциях постов.     

   Для несения караула назначить   лиц из числа сотрудников и помощников мастеров училища по заранее составленному и утвержденному директором графику. Для нахождения состава караула старшему   коменданту товарищу  М.С. Довбыш немедленно оборудовать в корпусе № 1 комнату № 14, куда поставить требуемое количество кроватей, матрацев и подушек, а также стол, стулья, часы и т.д.

    Развод караула производить   ежедневно с 20-ти часов в помещении здания училища. Для приема вновь заступающего караула и проверки зданий, обязанностей часовых – дневальных возложить на ответственного дежурного училища, в случае отсутствия его по каким либо причинам возложить обязанности  на начальника караула.

   Смену караула производить  по паролю, который вновь назначенный начальник караула получает  у военрука товарища Рофальского. С 18 января 1942 года установить патрульную службу по городу из числа лучших, дисциплинированных учащихся на которых возлагается  наблюдение за поведением учащихся  на улицах, фойе театров, кино и других общественных местах. Время патрулирования установить   с 18 часов до 23 часов,  в выходные дни с 13 до 23 часов. Учащиеся патрульных групп должны быть одеты  по форме с нарукавниками повязками красного цвета с надписью «ПАТРУЛЬ УТР». (Патруль училища трудовых резервов)» (Приказ № 11 от 16 января 1942 года).

   В ноябре 1942 года в целях упорядочения дежурств были установлены новые посты, ужесточились правила несения караульной службы. «Здание училища три поста: №1 - у входной двери, № 2 - в нижнем коридоре, № 3 – в верхнем коридоре. В учебных мастерских два поста: № 4 – у входной двери, № 5 – в верхнем коридоре, столовая ЖУ-2 – пост № 6 в зале ожидания. Каждый дежурный обязан находиться на своем посту шесть часов. Дежурство учащихся устанавливается  по графику, составленному комендантом общежития. Во время дежурства запрещается отлучаться  с поста. В обязанности дежурного  входит: следить за порядком в вестибюле. При входе в училище посторонних лиц узнавать, кто и по какому вопросу к кому приходил, проверять документы, не допускать вынос вещей и свертков без пропуска, следить за сохранностью пломб на пожарных ящиках, не допускать громких разговоров шума во время уроков, курения  в коридоре.

   Караульный начальник после приема караула и расстановке дежурных по постам обязан  находиться в помещении конторы училища у телефона. За сохранность печати на денежном ящике ответственность нес лично караульный начальник.

    Учащиеся караульной службы, не занятые дежурством на постах, выполняют хозяйственные работы по указанию завхоза. Учащиеся, стоящие на посту должны быть одеты  в полной форме ученика ЖУ-2 с нарукавными знаками, должны быть  вежливыми в обращении, аккуратно подтянутыми и бдительно несущими свою вахту. Во время дежурства запрещается  чтение книг, дежурство нести только стоя, а также не допускаются  посторонние разговоры» (Приказ № 194 от 4 ноября 1942 года).

   Полная   ответственность за случаи кражи, недисциплинированность, сохранность имущества возлагалась  на караульного начальника, вплоть до материальной ответственности за причиненный ущерб. В  обязанности начальника караула в ночное время,  т.е. с 9 часов вечера до 8 часов утра входило  беспрерывно следить за работой системы центрального отопления училища, мастерских и общежитий.  Не допускать перебоя в работе моторов, принимать  экстренные меры в случаях возможных неисправностей угрожающих остановке отопления.

   Случались  срывы караульной службы,  отсутствие дневальных на своем месте, открытые входные двери в здании училища и в общежитии, безответственное отношение к несению караульной службы учащихся. Курьезный случай случился с одним из учеников училища. «В  ночь на 7 мая 1942 года у караульного ученика Д… была похищена винтовка (макет). За сон на посту, в результате чего была похищена винтовка (макет) караульному Д… был объявить  строгий выговор» (Приказ № 81 от 9 мая 1942 года).  Макет винтовки выдавался караульным ученикам для того чтобы они  понимали всю серьезность  и ответственность несения  караульной службы. С учетом сегодняшних дней этот случай выглядит немного наивно и вызывает улыбку, но только не в годы войны. Сон на посту, повлекший за собой хищение макета винтовки во время несения службы являлись  грубейшими  проступками   со стороны ученика  и наказывались  по законам военного времени.

    Нарушения караульной службы  прорабатывались  перед строем. В дни празднования первого мая  устанавливалось несение караульной службы по уставу гарнизонной службы РККА по всем объектам училища. Утверждался график дежурств  караула, это было связано с недисциплинированным  несением  караульной службы в будние дни. За все время существования караульной службы время от времени ужесточались правила, вводились новые поправки  в устав, в  график дежурств, дополнялись новые посты для обеспечения порядка на территории ЖУ-2. Так для обеспечения круглосуточного дежурства были введены дополнительные посты для караула. Первый пост находился   у входной калитки  с северной стороны двора, второй  пост у входной калитки с южной стороны двора. Всякий переход через двор посторонних лиц категорически был запрещен. Из этого следует, что весь двор ЖУ-2 был огражден забором, доступ посторонних лиц как на территорию училища, так и в общежитие был недопустим.

    Если караульная  служба была необходимостью в обеспечении порядка в училище и общежитии, то строевая подготовка среди учеников ЖУ-2  была неотъемлемой частью дисциплинированного поведения в строю. С учениками проводилось обязательное строевое хождение из общежитий, мастерских и цехов производства в столовую,  из столовой в общежитие. Строем ходили в цеха производства училища,  при посещении бани,  коллективного посещения клуба и  кино.  Военруком  Огурцовым  контролировалось строевое хождение с соблюдением дисциплины, застегнутой одежды, разучивания строевых песен. Такие хождения строем, были необходимостью в повышении качества строевой подготовки учащихся, и участия их в парадах посвященных первомайским и ноябрьским  праздникам.  

     Для участия в общегородской демонстрации посвященной 7 ноября,  дню празднования 24 годовщины Великой Октябрьской революции Приказом директора Рябцева за № 157а,  от 1941 года решено: «Провести  строевую подготовку всего личного состава учащихся. Подготовку проводить в следующем порядке:  Все группы работающие

в первую  смене сразу после работы собираются  под командой помощников мастеров в учебные мастерские, затем  общей колонной следуют   на бывший стадион.  Занятия проводить   по группам (взводам) по 1час 30 минут. Группы работающие во второй  смене после завтрака в 11.00 утра прямо от столовой общей колонной по группам (взводам) следуют    на бывший стадион, где проходят  строевые занятия под командой помощников мастеров. Во время строевой подготовки разучивать   строевые песни.  Руководство  всей строевой подготовкой  возлагаю   на военного руководителя училища товарища  Тихонова». Для подготовки к 1 мая 1942 года в ЖУ  директором было приказано «Организовать 2 батальона 2-х ротного состава, командиром   1-го батальона назначить товарища Шугалова, 2-го Филютинского, командиром 1-й роты  Грязнова, 2-й Суходольского, 3-й роты  Дядькина, 4-й Полторанина. Ответственность   за образцовую строевую подготовку, форму и военную выправку учащихся возложить  на военрука. Командирам взводов обратить внимание  при хождении в столовую, на строевую подготовку» (Приказ № 60 от 1942 года).

     Регулярно в училище проводились строевые смотры между группами (взводами). Место проведения смотров -  улица Знаменская напротив училища.  По результатам проведения  строевых смотров выявлялись организационные  недостатки, которые  впоследствии прорабатывались на занятиях.

    Физическая зарядка наряду с основными занятиями учащихся ЖУ-2  занимала особое место в развитии здоровой личности. Неизменным среди современных студентов ПЛ-7 и учащихся 40-х годов ЖУ-2   осталось проведение занятий физической зарядкой в летний период на улице, т.е.  во дворе училища. Прежние дежурные коменданты общежития следили за своевременным подъемом учеников, военрук и мастер  следили за подъемом и выходом учащихся на зарядку, однако  отмечалось неудовлетворительное посещение занятий « За последнее время физзарядка среди учащихся проходит неудовлетворительно. Не все учащиеся являются на зарядку, есть опоздавшие и злостные уклонения от зарядки. Мальчики совершенно не проходят физзарядки,  по сигналу подъема не встают. Приказываю: с 1 июня в корпусе № 3 по сигналу подъема в 6.30 производить подъем,  в 6.45 выходить на зарядку, которая будет проводиться с девочками в верхнем коридоре, с мальчиками в нижнем» (Приказ № 76 от 31 мая 1943 года). 

    Для обеспечения руководства и трудовой дисциплины в помощь мастеру производственного обучения в организаторской работе от каждой группы назначались старшины. «Назначить старшинами групп следующих:   группа № 9 Ильченко Бориса,  группа № 10 – Бузова Ивана, группа № 11– Григорьева Владимира, группа № 12 – Жбанкова, группа  № 13 – Коршунова Владимира, группа  № 14 – Кошелеву Надежду, группа  № 15 - Супрун, группа  № 16 – Петрова, группа № 17 – Прокуда, группа № 8 - Ерофеева Г. Директор Рябцев» (Приказ № 105 от 25 августа 1941 года).

      В  настоящее время это можно сравнить со старостами групп, классов  которые выбираются из числа учащихся, но в отличие от современных старост,   старшины групп именно назначались из числа лучших учеников, что  считалось престижным и очень ответственным шагом.  За провинности и недобросовестное отношение к учебе старшин снимали со старшинства. При  директоре училища дополнительно был создан Совет старшин,  который возглавлял  работу старшин во всех группах под руководством председателя. «Председателем Совета старшин назначить старшину группы № 10 Астапова, секретарем Совета старшин назначить ученицу Башнову» (Приказ  № 213 от 4 декабря 1942 года). 

    В училище  были  свои отличники и ударники.  Каждый месяц утверждался список ударников и отличников среди учащихся и сотрудников школы ФЗУ. « Ученика Буякова группы № 4 назначить помощником воспитателя по военно-физкультурной работе, с дополнительной оплатой 50 рублей» (Приказ № 45 от 13 марта 1942 года). Позднее, лучших учеников назначали   помощниками мастеров. Наряду со своей учебой они должны были повседневно помогать своим мастерам в производственном обучении и налаживании дисциплины в своих  группах. Мастера оказывали всестороннюю помощь, своим помощникам в овладении  изучаемой специальности. Помощники мастеров получали дополнительную оплату в размере 50 рублей в месяц.

    Строго следили за здоровьем и личной гигиеной учащихся.  В целях предохранения заболеваний среди учащихся и курсантов, приказывалось всем пройти  брюшнотифозную  прививку. Инструктора и старшины групп следили за явкой на прививку учеников  своих групп.

    В целях усиления контроля над  санитарным состоянием помещений училища, общежитий  и мастерских, а также личной гигиены учащихся в 1943 году  была  создана  при училище санитарная комиссия.  « В ее состав вошли: Лебедева Ольга Ивановна – председатель комиссии, Черных Валентина Герасимовна – помощник мастера группа № 34, Козодой Александр, Пендюрина Анна Андреевна,  Коростылев Константин Иванович, Симонова Нина Григорьевна, Рыгалова Елена Ивановна, Подубская Мария Степановна, Лутилина Анна Иннокентоевна» (Приказ № 40 от 25 марта 1943 года).

    Санитарная комиссия обязана была систематически следить за санитарными мероприятиями в училище, помогать в их проведении, а так же следить за личной гигиеной учащихся как в стенах школы, так и за ее пределами.   Свою работу санитарная  комиссия согласовывала  с воспитателями и мастерами,  работала по специально утвержденному графику. Каждый член санкомиссии должен был являться с нарукавным знаком «ДЧСК», (добровольный член  санитарной  комиссии), в определенный день для дежурства. В день дежурства он освобождался от занятий и делал обход всех объектов училища и столовой. При обходе производил осмотр сансостояния комнат, цехов, классов, коридоров, осматривал учащихся, все ли стрижены, как вымыты лицо, руки, шея в каком состоянии находиться белье и одежда, производил осмотр учащихся на завшивленность, следил за посещением бани всех учащихся, контролировал наличие кипяченой воды в бочках.

    Дежурный член санитарной комиссии производил обход и осмотр вместе  с санитарным врачом и дежурным помощником   мастера (из караула). После осмотра выносилась оценка санитарно культурного  состояния каждой группы, и все сведения передавались заместителю  директора  по политчасти товарищу Розиновой  для опубликования в сводке. Дежурный член санкомиссии имел право потребовать от каждого учащегося, преподавателя или воспитателя, а так же коменданта принятия немедленных мер к устранению замеченных недостатков. В случае невыполнения  предъявленных требований сведения доводились до  старшего мастера, завуча, пом.полита. Одновременно, с созданием санитарной комиссии требовалось от каждого учащегося, а так же работников училища беспрекословного выполнения вышеперечисленных санитарных правил. 

    В 1942 году  в  соответствии с указанием  Главного Управления Трудовых Резервов  дополнительно была введена   военно-санитарная подготовка для всех учащихся – девушек. « 14 мая провести общий сбор в 5 часов вечера в помещении клуба ЖУ-2, где создать две санитарные дружины. Ответственность за сбор возложить  на мастеров групп и военрука, занятия провести  по строгому расписанию, составленному врачом  товарищем Бокаревой. Ежедневный отчет о проведении занятий предоставлять директору Рябцеву» (Приказ № 84 от 13 мая 1942 года).

    Чистота и гигиена учащихся являлась одним из главных правил  проживания в общежитии.  На территории ЖУ-2 располагалось три общежития под номерами: №1, № 2 и № 3. Жилье учащимся и курсантам предоставлялось бесплатно. Самовольные  отлучки из общежития были запрещены.  Для поддержания порядка  в общежитии было принято в действие выдача увольнительных билетов, т.е. все живущие ученики  в общежитии по случаю надобности ухода в город в свободное время от занятий обязаны были получить увольнительный билет у заведующего  общежитием за подписью старшего коменданта или заместителя директора. Старший комендант вел точный учет выдачи увольнительных. Время увольнения ограничивалось  до 11 часов вечера. Те ученики, которые не получали   увольнительный билет считались в самовольной отлучке и исключались из общежития.

    В общежитии строго следили за внешним видом учеников.     Старший  комендант общежития товарищ Довбыш регулярно для стрижек учеников приглашал парикмахеров.  Приказом директора Рябцева за № 6 от 14 января 1943 года было объявлено:  «Всех учеников  стричь  под машинку, девочек под короткую стрижку, неподстриженных не допускать до классных занятий и работы на производстве. Расходы по стрижке принимать  за счет училища.  Заведующему  общежитием обеспечивать  учащихся мылом по 400 грамм на ученика в месяц и регулярное  посещение бани».

    Во время войны, не смотря на суровость наказаний, учащиеся все же допускали дисциплинарные нарушения, которые пресекались, рассматривались на собраниях, виновников разбирали и наказывали. Такой случай  произошел  в группе № 22  учеников живущих в общежитии. Вечером при проверке комнат, семь учащихся играли в картежную игру на деньги. «…Факт  картежной игры выявил, что  большинство учащихся признали свою вину и были откровенны в своих поступках, за исключением двух товарищей  П… и К… которые были инициаторами  этой азартной игры». Виновникам были объявлены строгие выговора, с занесением в личное дело.  

     Казалось бы,  типичный случай по нашим временам, но только не для военного времени.  За подобные поступки учеников снимали со старшин групп и старшин корпуса, объявлялись строгие выговора.

       Выписка из Приказа № 85 от 14 мая 1942 года «Внешний вид учащихся был  запущен, шинели потеряли свой прежний вид. Многие ученики  вместо форменных фуражек, носят кепки. Мастера групп на это не обращают внимание. Поведение учащихся на улице и в общественных местах (клуб, кино) граничит с хулиганством. Имеются случаи игры в деньги «Орлянки» хождение строем в столовую начинают терять свое значение. Караульная служба проходит исключительно плохо. Патрулирование по городу еще не достигло своей цели. Мастера как правило, в общежитии не бывают, в столовой бывают только в обед и редко в завтрак и ужин. Находясь в столовой, мастера  мало принимают активного участия в наведении порядка – в присутствии мастеров, учащиеся сидят в головных уборах, кричат, создают толкучку, чем парализуют нормальное обслуживание учащихся».

     Руководством училища приветствовалось соблюдение порядка и чистоты в жилых комнатах общежития № 1 и № 2. Комнатам за высокие показатели присуждались места,  вручались премии не всегда денежные, а в большинстве своем  направленные на проведение свободного досуга учащихся. «За культурное и чистое содержание комнаты всех жильцов  комнаты № 6 премировать   бесплатным двухразовым посещением  кино, комнату № 11 однократным посещением  кино, старшине комнаты  № 5  Пендюриной  объявить  благодарность и премию  всему  составу комнаты – партия  домино. По корпусу № 2 первое место  комнате № 6, второе место комнате № 4,  старшина комнаты Ульянова третье место комнате № 5,  старшина комнаты Жгун.

     За культурное содержание комнаты  № 6 премировать   балалайкой, комнату № 4  бесплатным однократным  посещением  кино, комнату № 5 премировать  одной партией домино. Директор Рябцев» (Приказ № 2 от 6 января 1942 года).

    В годы войны училище выполняло токарные  работы для фронта. «За отличные показатели при выполнении работ специального  заказа  имеющего оборонное значение учащимся токарной группы товарищам  Ерофееву Георгию и Глушанковой Ольге была объявлена  благодарность.  Командование училища надеется, что в дальнейшей работе по выполнению заказа товарищи  Ерофеев  и Глушанкова не снизят темпов,  и изо дня в день будут увеличивать свою продукцию, при отличном ее качестве» (Приказ № 7 от 7 января 1942 года).

    Проведение социалистических соревнований среди групп училища и учащихся имело свое начало еще в школе ФЗУ и нашло свое продолжение в ЖУ-2.  Социалистические соревнования в то время были очень популярными. Они проводились между группами, учениками в целях повышения уровня показателей в учебе и производительности труда. Лучшим группам присваивались места с первого по пятое, на последнее двадцатое место относили недисциплинированные группы, которые имели низкие показатели, как в учебе, так и на производстве.  

     В ходе первомайских  социалистических  соревнований группа слесарей-автоматчиков мастера Сергеева, была премирована за отличную стахановскую работу. Стаханов Алексей Григорьевич, в честь кого присваивались премии и награды, был  новатором угольной промышленности и основоположником Стахановского движения, Героем  Социалистического труда. Стаханов  установил рекорд по добыче угля, был примером  для всех шахтеров и работников  других отраслей производства в 30-40х годах. Получить премию за стахановскую работу для ученика считалось престижной наградой.

   Также в училище имелось и такое поощрение учащихся как «Стахановский стол», т.е. повышенная норма питания для учеников. Выписка из Приказа № 41 и № 42 от 2-3 апреля 1943 года  «За добросовестное отношение к выполнению производственных программ и перевыполнение планов производственных заданий лучших мастеров и учащихся зачислить на «Стахановский стол»:  Дорофеева Михаила на 250%, Головко Федора за выполнение плана на 220%,  Моисеева Ивана, Гусякова Николая на 220%, Тихонова Николая и Соколов Ивана на 200% .

    За хорошие показатели в работе и выполнение производственного плана были отмечены лучшие группы по училищу  слесарей-паровозников мастера Суходольского и слесарей-вагонников  мастера Михалевича как передовики социалистического соревнования. Были и такие группы, которые не стремились участвовать в соцсоревнованиях,  имели самые худшие показатели по училищу, учащиеся групп плохо посещали занятия, были даже такие случаи, когда вся группа не являлась на занятия. Но все-таки не смотря на это, руководство училища возлагало большие надежды на те группы где была дисциплина и положительное отношение к учебе и производственным показателям.

     Строгая дисциплина соблюдалась в столовой ЖУ. Из воспоминаний Л.К. Манькова «Столовая была деревянная, располагалась  не далеко от училища…» (записано 23.07.2011 года).   Для упорядочения питания учащихся в столовой, с целью прекратить  опоздания на практические занятия  и поддержания должного порядка,  в столовую учащиеся должны были  являться точно к назначенному времени те ребята, которые проживали в общежитии на завтраки и ужин из общежития являлись только в строевом порядке. Вход в столовую и занятия столов разрешался  дежурным  по столовой. Старшина группы пропускал  в столовую учащихся только своей группы и строго следил  за дисциплиной учащихся.  Во время приема пищи соблюдалась   тишина, не допускались крики и другие нарушения дисциплины. После приема пищи все учащиеся  ставили  стулья на место, выходили  из столовой и не дожидаясь команды становились в строй. При передвижении группы строем соблюдалась образцовая дисциплина.

      При отправлении в столовую с производства или мастерских вся группа собиралась у сборного пункта, указанного мастером, и под командой мастера или старшины строевым порядком следовала  в столовую. Учащиеся, нарушающие своим поведением правила поведения  в столовой немедленно удалялись. Запрещалось  вступать в пререкания с обслуживающим персоналом столовой. Все претензии по столовой учащиеся предъявляли только дежурному ЖУ по столовой или директору лично. Выдача хлеба учащимся производилась по групповым талонам или с занесением записи в тетрадь выдачи хлеба за двумя подписями – мастера и дежурного  по столовой.

    Наблюдалось нарушения со стороны  мастеров отдельных групп,  которые выдавали ученикам  хлеб в завтрак за  обед и в обед за  ужин. В связи с этим отдельные учащиеся получив хлеб, не являлись  на занятия, продавали хлеб неизвестным лицам. Подобные поступки  со стороны мастеров, передавались судебным органам. Выдача хлеба вперед в обед за ужин разрешалась  только группам, работающим на деревозаготовках, подсобном хозяйстве  в воскресные дни. Трехразовое питание в столовой учеников ЖУ в годы войны не назовешь полноценным, его было не достаточно для роста и развития ребят. Со стороны мастера проявлялась лишь забота и участие в  том, чтобы дополнительно подкормить  лишним кусочком хлеба мальчишек, а ответственность  за подобный поступок  с последующей  передачей судебным органам еще раз доказывает суровость военного времени.

     Любое учебное заведение не возможно без библиотеки, и ЖУ-2 тому не исключение. Неизвестно какое количество экземпляров книг находилось в фонде библиотеки, но отмечалась большая задолженность книг учениками. Приказ № 214 от 5 декабря 1942 года  « Взятые книги в библиотеке   не возвращаются в течении шести, восьми  месяцев, что крайне недопустимо.  Книги рвут, теряют, крадут друг у друга».  Для наведения порядка и перерегистрации книг в библиотеке ЖУ всем учащимся и сотрудникам к 15 декабря 1942 года  директором Рябцевым было приказано «Сдать книги, прекратить выдачу книг, до тех пор, пока взятые книги не будут возвращены в библиотеку. Не сданные книги к 15 декабря сего года считаются  как утраченные, и с виновников, по представлению библиотекаря, удерживать    стоимость в законном порядке (техническая литература  в 10 – кратном размере, художественная  и другая  - в 5- кратном размере). Ответственность за сдачу книг в библиотеку учащимися возлагается на мастеров групп». Интересно отметить, что методы борьбы с должниками в библиотеке ЖУ  мало чем отличаются от методов современных библиотек. По-прежнему ученики теряют и  задерживают книги на руках больше указанного срока. Контроль за состоянием и  работой библиотеки в железнодорожном училище  возлагался на заведующего учебно-производственной частью.

    Из книг приказов стало известно, что в ЖУ имелся свой клуб, «который необходимо было привести в порядок» (Приказ № 115 от 16 июля 1943 года). Художественная самодеятельность в ЖУ под руководством мастера группы № 8 Л.В. Ивашева была поставлена на высокий уровень. В клубе училища имелся свой ансамбль, оркестр, который участвовал в областной конференции. (Приказ № 130 от 5 августа 1943 года).  Хоркружком, балетом  и кружком художественного слова руководила О.И. Жилинская.  

    В связи с подготовкой  к смотру  художественной самодеятельности, который по указанию Областного управления трудовых резервов,  должен был проходить 24 июня 1943 года,  приказом директора № 86 от 10 июня 1943 года было объявлено:   «Мастерам,   в группах которых работают ученики-участники ансамбля,  обеспечить своевременную  явку на репетиции,  освободить  от работы участвующих в хоре с 5 часов вечера, играющих в оркестре с 11 до 12 часов дня. Предупреждаю мастеров и учащихся, участвующих в ансамбле, что неявки на репетиции будут рассматриваться как срыв политического мероприятия обеспечивающего укрепление дисциплины в училище. Руководителей художественной самодеятельности обязываю ежедневно информировать заместителя по политичасти о ходе подготовки к смотру. Участники ансамбля питание на завтрак и обед получают по группам. Ужин получают все участники ансамбля одновременно и проводят его со старостой».

За время Великой Отечественной войны Железнодорожное училище № 2  подготовило большое количество специалистов железнодорожных специальностей для работы на Восточно-Сибирской железной дороге.  В 1942 году  в ЖУ-2 окончили училище 173 человека. С началом нового учебного года на основании указания Облуправления Трудовых резервов с сентября 1942 года началась  подготовка слесарей паровозников, слесарей вагонников и слесарей  из семи  7 групп. В группах слесарей вагонников обучались  95 юношей и  23 девушки: Смирнова Клавдия, Мойсеева Александра, Яшина Мария, Твердохлебова Галина,  Москвина Тамара,  Девяткина Мария и др.  В группах слесарей паровозников из 115  обучающихся юношей  обучалось  42 девушки: Тарасова Генриэтта, Жаркина Валентина,  Сенокосова  Нина,  Киш Роза, Горюнова Нина, Левашко Татьяна, Астина Валентина, Шестакова Екатерина и  др. 

     Многие из выпускников училища оставались и работали  в тылу, вносили свой непосильный труд в дело Победы, но многие уходили на фронт. Из изученных Книг приказов по железнодорожному училищу,  только один Приказ №  217 от 15 декабря 1942 года, отражал информацию о призыве учащихся в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии.  «С 18 декабря 1942 года в виду призыва в РККА считать выбывшими из училища следующих учащихся:

1. Антреенко Сергей Андреевич – группа  № 12

2. Казанцев Дмитрий Вениаминович – группа  № 12

3. Блинов Алексей Ильич  группа  - № 18

4. Нарбутов Виталий Федорович – группа  № 18

5. Бычков Семен Иванович – группа № 18

6. Коронотов Николай Леонтьевич – группа  № 15

7. Моковиков Михаил Филиппович – группа № 13

8. Марчан Петр Григорьевич – группа № 15

9. Осипов Николай Николаевич – группа № 9

10. Говорушкин Иван Павлович – группа  № 30

11. Худоногов Владимир Иванович – группа № 8

12. Ермаков Василий Демидович – группа № 10

13. Васильев Леонтий Иванович – группа № 10

14. Галактионов Александр Иванович – группа 10

15. Скотин Константин Иванович – группа № 10

16. Тюгашкин Михаил Дементьевич – группа № 16.»

      Работая с Книгой Памяти Нижнеудинского района,  выяснилось, что из шестнадцати призванных 18 декабря  1942 года не вернулись с войны: Бычков Семен, Иванович  погиб в мае 1944 года, Худоногов Владимир Иванович,  погиб 23 апреля 1945 года, Васильев Леонтий Иванович, пропал без вести в январе 1943 года.

    Это далеко не полный перечень погибших в годы войны учеников. Не так давно ко мне в руки попала  фотография Щедловского Бориса,  выпускника ЖУ погибшего на фронте, фотография датирована  21 июлем  1941 года, ее мне передали родственники,  проживающие в городе Алзамае.  О гибели Бориса они ничего не знают. В Книге Памяти Нижнеудинского района о Щедловском Борисе есть информация, что он погиб  1 января 1944 года в Локнянском районе Псковской области.  

Среди учащихся Железнодорожного училища были и такие выпускники, которые прошли всю войну и своими подвигами заслужили звание Героев Советского Союза, это

Протасюк Василий Васильевич и Шмельков Николай Иванович. На территории  Профессионального лицея № 7  установлен памятник Героям Советского Союза.

Николай Иванович Шмельков с 1928 по 1929 год учился в ФЗУ в Нижнеудинске. В 1930 году добровольно  пошел служить на Балтийский флот, окончил школу авиамотористов, затем школу военных пилотов. В 1936-1937 гг. лейтенант Шмельков сражался в Испании. Участвовал в воздушной обороне Мадрида.  За три месяца боев Н.И. Шмельков сбил тринадцать фашистских самолетов, в авиационный отряд, в котором он воевал, сбил пятьдесят три самолета. 31 декабря 1936 года ему присваивается звание Героя Советского Союза.

Василий Иванович Протасюк в 1941-1942 гг. учился в железнодорожном ремесленном училище г. Нижнеудинска. В августе 1942 г. был призван в ряды Советской Армии. Участвовал в Сталинградской битве, воевал на Донском, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Командир отделения связи 312-го гвардейского Львовского минометного полка гвардии ефрейтор Протасюк 26 января 1945 г. на подручных средствах, под ураганным огнем противника протянул связь через Одер. Четыре раза провод перебивало осколками, и четыре раза в ледяной воде Протасюк под огнем врага устранял разрывы. 10 апреля 1945 г. он был удостоен звания Героя Советского Союза. Демобилизовавшись в 1947 г., вернулся на родину. На здании ПЛ-7  г. Нижнеудинска, где учился Герой, в 1977 году установлена мемориальная доска.

До окончания войны еще оставалось два  долгих и трудных года. Великая Отечественная война  была суровым испытанием для Железнодорожного училища № 2. Несмотря на все трудности, которые приходилось преодолевать директорам и преподавательскому составу в воспитании учащихся, училищу все же удалось  вырастить и воспитать достойное поколение  советских граждан.

 Многие традиции школы ФЗУ, ЖУ-2 имеют продолжение быть  в современной жизни Профессионального лицея № 7.  В  лицее по-прежнему,  обучается  молодежь железнодорожным профессиям, и все также как в военные годы руководство и преподавательский состав лицея стремится в своей работе  воспитать достойное поколение.

    И можно с уверенностью сказать, что Профессиональному лицею № 7 поистине есть чем гордиться, своей богатой историей и выпускниками.

Май 2012 год